Aug. 22nd, 2012

a_dama: (Шапокляк писучая)



История о народе и народниках, о том, что от любви до ненависти один шаг, но главное – о трагическом отсутствии мужиков на Руси, которые как бы есть, но мертворожденные: ни семью построить, ни флиртануть, ни выебать толком, ни даже гвоздя забить.

Все делают тетки, и полюса тоже теткинские – баба из народа против бабы из обожающей народ интеллигенции, их игры, их любовь, а потом и ненависть. И никакой между ними прокладки в виде семьи, любви, защиты или просто увлечения. Нет мужиков – и точка.


Впрочем, не совсем так – есть один мужик, Михаил Борисович Ходорковский, но он в тюрьме. А демонстрация в его защиту смехотворна, и все по той же причине.

Собственно тот же расклад мы видим и в жизни – например Надя Толокно, которую все хорошо помнят и в музее беременной, и в ХХС, и теперь в качестве героини процесса века. А ее муж, Петр Верзилов – ну он, видимо, где-то есть, но смутно. Как и мужья других фигуранток – если есть вообще.
a_dama: (Шапокляк писучая)



История о народе и народниках, о том, что от любви до ненависти один шаг, но главное – о трагическом отсутствии мужиков на Руси, которые как бы есть, но мертворожденные: ни семью построить, ни флиртануть, ни выебать толком, ни даже гвоздя забить.

Все делают тетки, и полюса тоже теткинские – баба из народа против бабы из обожающей народ интеллигенции, их игры, их любовь, а потом и ненависть. И никакой между ними прокладки в виде семьи, любви, защиты или просто увлечения. Нет мужиков – и точка.


Впрочем, не совсем так – есть один мужик, Михаил Борисович Ходорковский, но он в тюрьме. А демонстрация в его защиту смехотворна, и все по той же причине.

Собственно тот же расклад мы видим и в жизни – например Надя Толокно, которую все хорошо помнят и в музее беременной, и в ХХС, и теперь в качестве героини процесса века. А ее муж, Петр Верзилов – ну он, видимо, где-то есть, но смутно. Как и мужья других фигуранток – если есть вообще.
Page generated Aug. 19th, 2017 03:22 am
Powered by Dreamwidth Studios